CqQRcNeHAv

Docudays UA-2021: Одиночество и солидарность в Сети

0790db8f1862a8661a39c82119c85e8e

Выбoр мeжду личным и oбщeствeнным, мeжду вeрнoстью призвaнию и дoлгoм пeрeд близкими oстaeтся aктуaльным всeгдa

В злoпoлучнoм 2020-м Docudays UA стaли пeрвым укрaинским (и oдним с пeрвыx в мирe) кинoфeстивaлeм, с-зa пaндeмии кoвидa прoвeдённым в oнлaйн-рeжимe. Срeди вoцaрившeйся в кинoсooбщeствe рaстeряннoсти и уныния кoмaндa «Дoкудeйзoв» сумeлa oцeнить и прeвoсxoднo рeaлизoвaть прeимущeствa фoрмaтa, прeждe нe пoльзoвaвшeгoся пoпулярнoстью в oтeчeствeнныx крaяx. В этoм гoду фeстивaль дoлжeн был прoйти в гибриднoм фoрмaтe. Прeдпoлaгaлoсь, чтo пoтрёпaнныe, нo нeпoкoлeбимыe пoлки укрaинскиx кинoмaнoв смoгут знaкoмиться с пoвeстью бeсчeлoвeчныx и крoвaвыx дeл, с прoявлeниями сaмooтвeржeннoсти и стoйкoсти, с пoдчaс oшeлoмляющими, пoдчaс прoстo oгoрчитeльными рeзультaтaми чувствeнныx и твoрчeскиx пoрывoв в излoжeнии лучшиx дoкумeнтaлистoв сoврeмeннoсти и в зaлax кинoтeaтрa «Жoвтeнь», и в тaинствeнныx извивax цифрoвoгo эфирa.

К сожалению, зa нeдeлю дo стaртa 18-гo фeстивaля дoкумeнтaльнoгo кинo o прaвax чeлoвeкa Docudays UA вступили в силу нoвыe кaрaнтинныe oгрaничeния, лишившиe зaвсeгдaтaeв мeрoприятия стoль дoрoгoй aтмoсфeры кинoтeaтрaльныx смoтрoв, кoридoрнoй пoлeмики и нaпряжённoсти выбoрa мeжду рaзличными кaртинaми, чьи сeaнсы прoxoдят в oднo и тo жe врeмя. Пoкaзы «Дoкудeйзoв» вo втoрoй рaз прoшли исключитeльнo нa фeстивaльнoй плaтфoрмe Docuspace.

Клеймящий пo сeтeвым oбсуждeниям, свoйствeннaя oнлaйн-фeстивaлям свoбoдa прoсмoтрa oстaётся дoстaтoчнo тяжёлым брeмeнeм, пoскoльку сoздaёт во (избежание знaчитeльнoй чaсти aудитoрии труднoсти тoгo а характера, что работа фрилансера. В виде тому, как многим изо нас, избавленным от гнёта офисного режима, бедственно заставить себя в домашних условиях приводить в исполнение работу с должной усидчивостью, безграмотный отвлекаясь на соблазны кухни и соцсетей, иным зрителям оказалось запутанно заставить себя выстроить свой, не структурированный жёстким кинотеатральным расписанием, гидрограф просмотров. Оставшиеся ограничения (конкурсные фильмы «Докудейзов» становились доступными через час по чайной ложке, с определённой даты, короткометражки изо программы любительских шотландских и украинских работ демонстрировались всего-навсего в определённые дни, просмотр каждой картины ничего не попишешь было закончить в течение 4-х часов) торопись дезориентировали, как блуждающие огоньки в туманном лесу и торчащие в самом неподходящем месте коряги, нежели выступали проводниками, способными, деспотически ухватив за руку, пробрать тебя сквозь заросли и сплетения тропок твоей зрительской лени и неизменных колебаний посередине десятками столь разнообразных числом тематике фильмов.

Те а киноманы, которые успешно сумели обернуть свои кабинеты и спальни в фестивальные кинозалы, могли прийти к убеждению, что, при упомянутом ранее разнообразии, фильмы Docudays-2021 стали выразительным отражением испытаний, принесённых годом ковида. Подле этом картин, посвящённых по существу говоря пандемии, было совсем (малую (среди них следует заметить «76 дней» Хао Ву и Вэйси Чена с программы «Полное выздоравливание?», героическую хронику трудов и дней медиков с уханьской больницы). Однако многие фильмы свидетельствовали, что такое? иные из нас и лишенный чего медицинского катаклизма сталкиваются с изоляцией, виртуальной отчуждённостью, вынужденным уходом – alias добровольным бегством – ото привычных занятий и упорядоченного быта. (до, герои ленты Семёна Мозгового «Сперма из Бонневилля», получившей дипломы жюри национального конкурса и студенческого жюри – инженеры-механики и энтузиасты мотоспорта, оптом свой досуг, все силы и доходы вкладывают в, казалось бы, радикально бесполезное занятие: модификацию мотоцикла «иж» 1951-го возраст выпуска. С этим созданным закачаешься времена культа личности транспортным средством они отправляются нате главную мировую площадку установления скоростных рекордов, высохшее соляное озерцо Бонневилль в американской Юте – и получают вожделенную поновление в книге рекордов за рекорд 139-ти км/ч в классе винтажных мотоциклов.

Американская выше всяких похвал героев, даже будучи достигнутой, оставляет чувство щемящей грусти, усиленное мастеровито созданной авторами поэтичной атмосферой. Определенный за океаном рекорд приставки не- достигает даже показателей советских времён (незамысловато не зафиксированных в международных реестрах), и поздравительное застольное манифест старого киевского мотогонщика, «вас показали американцам, как ездить возьми «иже»!», важно как ирония. Для одного но из энтузиастов «ижа» спекуляция с Бонневиллем оказывается лишь заключительный точкой для завоевания Америки – простившись с товарищем, некто устраивается в местную автомастерскую, общаясь с соотечественниками числом видеосвязи из собственного уютного домика.

Болезненная исполнение) современной украинской реальности вопрос эмиграции возникает и в картине «Май за тридевять земель, май добре» Анны Ярошевич, ставшей лауреатом премии им. Андрея Матросова, вручаемой организаторами фестиваля. На этом месте, впрочем, центральный персонаж нелишне в обратном направлении – неопытный немец, оставив офис в преуспевающей отцовской фирме, перебирается в Карпаты, пусть разводить водяных буйволов. Вдогонку за ним отправляется куколка-немка с двумя детьми, воеже, деля с героем радости и возня, ухаживая за буйволами, пытаясь служить причиной в порядок быт, творя из-за обедом благодарственную молитву карпатскому солнцу и земле – в каковой-то момент обнаружить, фигли её возлюбленному, по сути, приставки не- нужна ни она, ни мальцы, а нужны ему только буйволы и Карпаты. Плащаница героя примечателен как по чьим-либо стопам человека, для которого хобби постепенно превращается в профессию и сущность жизни, ради которого некто без сожалений готов жертвоваться и комфортом, желанным для других, и чувствами окружающих.

Схожим характером, так подходящим для времён социальной изоляции и экономического кризиса, обладает полубог фильма Андрея Лисецкого «Материк Ивана», одержавшего победу в национальном конкурсе. Тем не менее, художнику Ивану Приходько далеко не приходится жертвовать ничьими чувствами. В своём домике сверху отшибе села он живёт натуральным хозяйством соборно с собакой, кошкой и курицей, (иной ездит в город, чтобы попытать счастья сбыть свои картины и деревянные поделки, обменивается подарками с Анатолием Криволапом и выставляется в «Мистецькому Арсеналі». Невзирая на приверженность ридноверским чудачествам (Самсона дьявол называет язычником, Святого Николая объявляет принадлежностью имперской пропаганды), человек представляется идеальным воплощением творческой обида благодаря своей самодостаточности – рядом всём внимании столичной богемы, Приходько чуть-чуть ли нуждается в лучшей компании, нежели его животные, и в большем красные дни, чем возможность украшать основа и стены рождёнными его фантазией цветами, птицами и быками.

По всем вероятностям, ещё более обаятельный образ-складень художника представлен в фильме «Телега о коньке» Уляны Осовской и Дениса Страшного. Директор Украинского культурного центра в Таллинне, властитель местной греко-католической церковной общины и грюндер школы давних ремёсел и искусств Анатоль Лютюк ездит с гуманитарными грузами в прифронтовые города Донецкой и Луганской области. Выполняя свою миссию христианского подвижника и гражданского активиста, смелый находит в своих странствиях вдоль обезлюдевшим сёлам и военным госпиталям муза для творчества, отыскивая в разговорах с бойцами, волонтёрами и местными жителями истории о животных, ставших невольными участниками боевых действий, их жертвами и героями. Коты и зайцы, оповещавшие о начале обстрела, цербер, закрывший хозяина своим веточка, птица, вещим криком предупредившая самого Лютюка о растяжке – становятся персонажами выполненной до старинным монастырским технологиям книги, воплощающей уверенность своего автора о единстве человека с другими Божьими творениями, о талантливость любви и самоотверженности в конечном счёте одерживать апогей над жестокостью и глупостью.

Дело тонкое Украины является одним изо основных мест действия и украинского фильма-участника международного конкурса, ленты Алины Горловый «Этот дождь когда рак не прекратится», получившей награду канала «Current Time». Семейные юноши Андрея Сулеймана покидает охваченную войной Сирию, родину его отца-курда, затем) чтоб(ы) найти убежище в Луганске, идеже родилась его мать – и попадает изо огня да в полымя. Следом нового бегства Андрей отправляется в зону боевых действий, став волонтёром Красного креста. Побывка в украинской зоне боевых действий чередуется во (избежание героя с поездками в Берлин, идеже женится его брат, с встречами с родственниками, живущими в лагере пользу кого беженцев в Ираке, и с попытками приходить в родные края. Чёрно-белая головка палитра, строгая и вместе с тем величественная метода съёмки придают повествованию природа притчи, странствия героя после странам и континентам предстают олицетворением драматического круговорота человеческой истории, в котором военные парады рифмуются с прайдами, выступления фольклорных ансамблей – с танцами для свадебном торжестве, а земля, выжженная войной, вроде лишается государственной принадлежности: снятые в иракском и сирийском Курдистане личный состав неотличимы от донбасских просторов, народонаселение курдских лагерей для беженцев как сливаются с переселенцами из Луганска и Донецка. Выдержанный в название дождь выступает метафорой неизменных бедствий, которые желание, жестокость и вера в нелепые и кровожадные мифы обрушивают нате нас в каждую эпоху и в все равно кто точке земного шара. Ощущеньице неизбывной бесприютности усиливает свойство центрального персонажа и его разорванной посередь несколькими странами семьи к народу минус собственного государства, для которого верхи являются не защитниками, а лютыми гонителями. Миром с тем, картина Горловой утверждает значимость родственной поддержки и общечеловеческой солидарности, преодолевающей, устраняющей преграды государственных границ и культурных различий.

Одним изо триумфаторов международного конкурса стала пока что одна картина о боевых действиях, в которой монохромное воссоздание практически стирает национальные особенности городов и селений. Около этом в фильме француженки Элеонор Вебер «А ночи сделано больше не будет», получившей премия зрительских симпатий и диплом жюри международного конкурса, наглядный ряд выстроен не талантливым оператором, а тепловизионными камерами наблюдения боевых вертолётов, чьи съёмки никак не только заведомо лишены художественных достоинств, так и будто призваны предельно остричь под одну гребенку, дегуманизировать всё, попадающее в их пахота зрения. Записи лётчиков, патрулирующих просторы Афганистана и Ирака и циклично пускающих в ход ракеты и пулемёты, постановщик комментирует, вставляя замечания согласившегося вышагнуть её консультантом «пилота Пьера В.». Картину Вебер годится. Ant. нельзя назвать одним из особенно необычных произведений о войне, осмыслением современного способа ведения боевых действий, временами столь напоминающего компьютерную игру – всего гораздо менее яркую и реалистичную, нежели любой шутер. В представленном в экране чёрно-белом мире нарушенных перспектив к чему неотличима от моря, руки – от автомата Калашникова, аппарат гораздо больше похожи бери бездушных компьютерных ботов, нежели персонажи «Counter-Strike», а их вытаптывание снарядами и бомбами не сопровождает треск стрельбы и взрывов. Зрителю, оценивающему образ действий пилотов лишь по представленному изображению, безо всякого представления о боевом контексте, точно влитой сидит воспринимать их с той а враждебной предубеждённостью, которую способны изъявить по отношению к наблюдаемым они самочки, впрочем, без трагических последствий пожалуй печально известного «сопутствующего убийства», расстрела американскими вертолётчиками гражданских в Багдаде в 2007-м году. Вместе с тем кинохр, благодаря участию военного эксперта, раскрывает и чувство пилотов с их изматывающим смешением ожидания, нетерпения и страха ошибки.

Победу в правозащитном конкурсе «RIGHTS NOW!» одержала термолента датчанки Тани Воль Сьоренсен «Колумбийская род», подтверждающая справедливость красивые слова персонажа «Кавказского мелового круга» Бертольда Брехта: «Хазават закончилась – бойтесь решетка». Фильм посвящён ситуации, сложившейся в Колумбии после всего заключения перемирия между правительством и бойцами ФАРК, завершившего паче чем полувековое противостояние. Объявленные боевые поступки сменяются мучительным процессом социализации сложивших рогатина боевиков, многие из которых провели в герилье большую верешок жизни, и новым переделом земельных участков, только и знает больше похожим на теракты. Сотни гражданских активистов, борющихся из-за права простых колумбийцев, становятся жертвами убийств со стороны новых феодалов. Главная гильгамеш, вдова видного полевого командира ФАРК, прежде пережившая насилие со стороны участников проправительственных парамилитарных формирований, отстаивает кругозор бедных селян в отдалённых уголках страны, в один прекрасный день описанных Гарсиа Маркесом фразой «в этом месте могут убить кого нужно, в любой момент и по всякий кому только не лень причине». Её дочухна, живущая в Мексике, пытается присоветовать её оставить родину и безнадёжное суд, не принёсшее семье ничегошеньки, кроме страданий, и, не суще способной спасти соотечественников, избавить хотя бы себя саму.

Круг между личным и общественным, промежду верностью профессиональному призванию и долгом пизда близкими, между страхом и надеждой, точь в точь свидетельствуют фильмы 18-го фестиваля Docudays UA, остаётся актуальным в что попало время и при любом государственном режиме. Превратности но пандемии, как показывает само постройка фестиваля, убеждают, что «аналоговая» жизнь и виртуальное пространство не соперничают, а дополняют дружен друга, сплетаясь в неразделимое система. Ant. часть – подобно реальности и искусству.

Алекса Гусев. Киев

Фото: Docudays UA

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.