CqQRcNeHAv

Ким Кан Хи. Когда фотография — твоя спасительная утопия, или Приключения кореянки в Нью-Йорке

bdcb21ed5a7f24273012a384f4e0597d

Ee милыe взгляду oбрaзы — искусствeннo рoждeнныe, нo xoтeлoсь бы, чтoбы oни нa сaмoм дeлe сущeствoвaли

В стaтьe “Кoрeйский фoтoгрaф, кoтoрaя сoздaeт сюррeaлистичeскoe искусствo чeрeз тoску” oбoзрeвaтeль нью-йoркскoгo журнaлa “The Fader”, искусствoвeд Лoрeн Лeви (Lauren Levy) чeткo рaсстaвилa aкцeнты:

— Ким Кaн Xи (김강희; 1991. – A. Р.) чувствуeт, чтo зaстрялa. Этo нe кaкoe-тo тaм врeмeннoe сoстoяниe, кoгдa сeрeдину нeдeли ищeшь и нe мoжeшь нaйти выxoд с жизнeнныx нeвзгoд, a кaкaя-тo экзистeнциaльнaя тaрaпaтa, бoльшe, чeм весь твoя жизнь – бeзвыxoднaя eжeднeвнaя мoрoкa. Грaждaнкa Южнoй Кoрeи – oднa изо примeрнo 670 тысяч сoискaтeлeй фeдeрaльнoй Прoгрaммы oтлoжeнныx мeр в oтнoшeнии дeтeй-иммигрaнтoв (Deferred Action For Childhood Arrivals, DACA) – нeoпрeдeлeннoгo иммигрaциoннoгo стaтусa: кaждый изо ниx нe имeeт вoзмoжнoсти свoбoднo выexaть изо Сoeдинeнныx Штaтoв, пoтoму чтo нe смoжeт вeрнуться. Пoэтoму Ким Кaн Xи живeт в Нью-Йoркe, мeчтaя o другиx – уютныx и гoстeприимныx мeстax, и этo вдoxнoвляeт ee нa сeрии мeтaфoричeскиx фoтoгрaфий, кaк, нaпримeр, “Уличныe дeлa” (“Street Errands”).

Ким Кaн Xи

Блaгoдaря ee умeнию крeaтивнo испoльзoвaть грaфичeский рeдaктoр Adobe Photoshop, мeчтaтeльныe трoпичeскиe пeйзaжи – вoлшeбныe пaльмы и вoздушныe oблaкa – нeвидaннo лoжaтся нa типичнo мрaчныe нью-йoркскиe лaндшaфты: мeтрo, лeсa и всякиe стeны. Вoзникaeт сюррeaлистичeский эффeкт, кoтoрый дeйствуeт нa зритeля… успoкaивaющe, дaжe нeскoлькo xудoжeствeннo. Мoлчa, сaмими всего лишь aвтoрскими фoтoгрaфиями 30-лeтняя Ким Кaн Xи рaсскaзывaeт, кaк с пoмoщью нeoбычныx уличныx фoтoгрaфий eй удaлoсь прeврaтить тoску в свoй пeрвый пeрсoнaльный xудoжeствeнный прoeкт.

Листaя ee фoтoгрaфии, ваш брат, нaдeюсь, тaкжe aссoциируeтe иx с oщущeниeм, будтo oднoврeмeннo oткрыты неуд крана – с горячей и холодной водным путем… Но это никакая далеко не вода, а, сплетаясь в один родничок, текут два разных портала, двуха разных эфирных мира. В них голыш стремится убежать от шумного города, исчезнуть, создать уникальный мир, идеже и ваши мечты свободно перемещаются умереть и не встать времени и пространстве. Это неважный (=маловажный) фотографии, а какие-то медиумы, которые ходят слухи с вами на вашем языке, вашими скрытыми желаниями.

Никак не потому ли в позапрошлом году Ким Кан Хи, объединение итогам голосования пользователей и жюри, была отмечена премией “Shorty Awards” (превосходнейший из пользователей социальных сетей)? Хоть в “The Shorty's” принимают интерес миллионы людей, чтобы признать, кто такой из личностей и организаций производит увлекательный контент для постов в Twitter, Facebook, YouTube, Instagram, Twitch, TikTok, Snapchat и других социальных сетях. Эстимейт фотографии (оценочная стоимостное выражение специалистов): $1600.

*   *   *

Ее историю надлежит не пересказывать, а услышать изо первых уст: сейчас самочки поймете, почему именно неведомо зачем я считаю:

— Я родилась в Сеуле, Южная Страна утренней свежести, а когда мне исполнилось 14 полет, мы с мамой и старшим братом переехали в Нью-Йорк, идеже поселились в районе железнодорожного вокзала Грейт-Нек, бери Лонг-Айленде. Папа остался возьми Родине, чтобы поддерживать нас физически… Искусством я интересовалась денно и нощно, даже когда семья шток в Корее. Сначала я мечтала комплекция промышленным дизайнером. Но корейская порядок образования построена странным образом: коль (скоро) ты жаждешь изучать поэзия, решить это нужно в раннем детстве. Потому мечту стать художником пришлось в родине подавить в зародыше.

С тех пор ровно мы переехали в Соединенные Личный состав, путь к мечте оказался легким делом. Приглядываться к чему живописи я начала в колледже искусств Мэрилендского института (Maryland Institute College Оf Art). Намалевывание меня всегда увлекало, хотя не нравилось постоянно уцелеть в одиночестве в студии. Пока я посещала колледж, прослушала вот и все несколько лекций по черновато-белой фотографии. В 2012 г. выше- брат, тоже художник, присадил меня для Instagram – теперь у меня 455 тысяч подписчиков. Играя, я основы активно пользоваться фотокамерой iPhone — ссаживать интересные и забавные сценки, которые видела возьми улице. Получив диплом об образовании, в 2014 г. я пошла опосля и начала работать в VSCO (мобильное использование для фотографирования в девайсах iOS и Android. — А. Р.), а далее приобрела также фотоаппарат “Nikon” D810.

Посередь тем реальная действительность была мало-: неграмотный такой приветливой. Предполагалось, зачем я получу грин-карту в школа года после переезда в Соединенные Персонал, поскольку моя мама иммигрировала из-за океан по специальной программе угоду кому) иностранных медсестер (одна изо так называемых Foreign labor certification program. — А. Р.). Как ни говорите наш юрист на Водан день пропустил срок подачи документов, а абие президент Барак Обама заключая закрыл эту программу. К счастью, через принудительной депортации меня спасла Конспект отложенных мер в отношении детей-иммигрантов, точию благодаря DACA я осталась, получила генерация и работаю в Штатах. Но, к сожалению, никуда пуститься в путь я не могу. В конце концов, такая мрак вдохновила меня на фотопроект “Уличные обстановка”, который я начала в 2016-м году.

Нежели, собственно, Ким отличается с нас с вами?

— Однажды я поняла: где бы того, чтобы ждать чуда, в собственном воображении я без- только могу создать волшебные моменты, только и показывать их другим.

И возлюбленная начала строить собственную форму эскапизма, бегства с действительности. С чего все началось? С первой фотографии, объектом которой стал кофий, случайно разлитый кем-так из прохожих на кирпичной стене безлюдной улицы. Сие был молчаливый знак стрит-арта, кой нуждался в своей фоторежиссуре… Сегодня среди ее клиентов – такие мировые бренды, т. е. Adidas, American Express, Air France и Nike. Рань о ней пишут “Тimе” и “Forbes”, “New York Times” и “Bloomberg Businessweek”. Художественное мукти собственными руками и стремление сформировать пространство для своей свободы превратил молодую кореянку в непреложный феномен.

*   *   *

Оригами, призванное к жизни из-после слишком суровых времен и жестокой реальности, родилось приставки не- с Ким Кан Хи, а с огромной форой раньше. Хотя с тех пор человечеством манипулирует обман, мол, красоту рождает до чрезвычайности свет. В реальности чаще происходит противоположное: именно темные времена требуют, затем чтоб мы, отталкиваясь от себя, через жалости, от самочувствия и заботы, в качестве антидота создавали неизвестно что такое, что выходит после рамки нашего “Я”.

Панзоотия испанского гриппа 1918-1920 гг., которая и вспыхнула в Китае, во по всем статьям мире убила около 50 миллионов героев – вдвое больше, нежели погибло во время Первой нет слов войны. Тогда "гишпанка" забрала у человечества великих художников, в частности в Вене – маляра-экспрессиониста Эгона Шиле (Egon Schiele; 1890-1918), одного с самых провокационных и противоречивых художников Австрийской империи. Его последним, незавершенным полотном стала "Семейный круг". На картине были изображены обнаженными лично 28-летний автор, его молодуха Эдит Хармс (Edith Harms) получи и распишись шестом месяце беременности и нерожденный детка: все они умерли с цитокинового шторма в конце октября 1918 г. в стремнина трех дней.

Эгона Шиле, “Семеюшка”, 1918 г.

Однако хоть пандемия не смогла раз такое дело замедлить бурное развитие модернизма в Старом Свете, сие фанатичный поход утопической смелости и креативного рвения, предводительствуемый такими патриархами, как Пабло Пикассо и Анри Матисс, работы которых визгливо отворили портал бесстрашного самовыражения художников ХХ века и последующих поколений. Как ни говори искусство после ХХ века может состоять чем угодно: эстетической диверсией, ментальным бегством, психологической панацеей. Сперва оно было языком общения с внешне, сегодня превратилось в одну с коммуникаций с миром, часто получи и распишись повышенных тонах, до крика. Посмотрите вибрирующие мультфильмы патриарха второго пришествия священник-арта Кита Харинга (Keith Haring; 1958-1990), созданные в апогей эпидемии СПИДа; кстати, самовластно автор умер от синдрома приобретенного иммунодефицита. Тож суровую красоту автопортретов, выполненных выдающимся немецким портретистом Максом Бекманном (Max Beckmann; 1884-1950), которого Гитлер причислил к круглым счетом называемым художникам-«дегенератам». Посередине тем в XXI веке искусство безлюдный (=малолюдный) просто взялось апеллировать к реальности, а нате уровне художественных нано-технологий (за)рождение в 3D печатать необходимую действительность.

В статье “@tinycactus и зодчество (архитектура) бегства от реальности, появившееся изо темных времен” (“@tinycactus And The Escapist Art That Emerges From Dark Times””; 2020) кинокритик Стефани Захарек (Stephanie Zacharek) определила приоритеты:

— Нью-йоркская коллажистка Ким Кан Хи, специализируясь получай визуальных искусствах, в Instagram публикует близкие работы под ником @tinycactus. Программу Photoshop возлюбленная использует, чтобы совместить и модулировать сфотографированные повседневные изображения, которые щелчком мышки превращаются в пейзажи грез, под (видом широкие двери, распахнутые в новоявленный, приветливый мир. Согласитесь, цветущее обрубок отражается в зеркале, которое нашим глазом воспринимается во вкусе окно; кремовый пустынный картина, который полупрозрачным призраком простирается спустя стены городской квартиры — захватывающие работы, в которых привычное соединено с сюрреалистическим, и та новая художественная явь одновременно преследует вас и… успокаивает.

*   *   *

— У меня глотать две толстые папки с архивами, — рассказывает Ким. — Первая скоросшиватель, которой я пользуюсь в Нью-Йорке, идеже живу, с тех пор точно закончила школу, – сие, так сказать, уличные зарисовки. Вторая – которая путешествует со мной вдоль Соединенным Штатам: Кардинал-Франциско, Лос-Анджелес, Денвер, Портленд, пусть даже Гавайи – это наипаче отдаленное место, куда я могу полететь. Что касается творчества, подчас эти две папки я просматриваю, для того чтобы смешать и совместить разные снимки в одну фотографию. Поелику в свое время я изучала вэньжэньхуа, камеру и Photoshop я преимущественно использую, (как) будто маляр кисть. Таким образом кризис миновал нарушить общие правила, поэтому что основательного образования в области фотографии у меня пропал.

Поэтому, снимая метро, я переключаю сторона, например, на то, что-что происходит за (!) окном, а а там, оказывается, буйствуют тропики. Посерединке тем в душе из-из-за своего визового статуса я испытываю глубокое уныние и отчаянность. Поэтому искусство для меня — эффективная лечение, поскольку для меня невозможные бебехи, ограниченные моей реальной жизнью, становятся реальными. И до этого времени одно: я нетерпелива и быстро устаю длительное промежуток времени ждать подходящего момента, с тем чтоб сфотографировать яркий миг. Ми становится немного скучно в таких будничных настройках, в рассуждении сего я научилась искать и находить интересные моменты, превращая обыденное в необычное. Даже если по разным причинам вас не можете путешествовать в пространстве, учитесь исколесить во времени, выбирая пунктом назначения благоприятный час. Для меня авторская личность – как спасительная мечта.

За четыре года, с тех пор подобно ((тому) как) я начала экспериментировать с фотографиями, издана первая компиляция с несколькими авторскими сериями. Рань я работаю над второй. Акт сдвинулось с места, но к каковой-то одной работе я приставки не- привязываюсь, а охотно работаю фотографом-фрилансером. Весною 2018 г. в “D Museum” в районе Йонсан-гу, Сеул состоялась моя первая персональная вернисаж “Погода” (“Weather”). Ада, что произошло это то есть в Корее, но было смерть как, что я так и не смогла если так поехать на историческую родину. Сие как-то даже шутливо: ты начинаешь арт-намерение из-за своего визового статуса, а вследствие этому тебя признают и начинают признавать. Поверьте, ни жаловаться, ни плакать в жилетку я не собираюсь. Заниматься искусством в Соединенных Штатах — сие лучшее, что у меня из чего можно заключить. Потому что, на самом деле, с учетом нынешней ситуации с федеральной Программой отложенных мер в отношении детей-иммигрантов, ми остается только ждать.

*   *   *

Когда-то, до пандемии COVID-19, Ким казалось, какими судьбами она попала в ловушку, и эксперименты с фотографиями превратились в крюк поиска оптимизма. Второй годик люди по всему миру заперты в квартирах получи и распишись домашний карантин. Чтобы точь в точь-то смягчить влияние коронавируса, возлюбленная вписала собственные фотографии в сильнее широкий контекст — не иллюстрации, а парад. И это почувствовали ее 350000 подписчиков в Instagram:

— До самого начала пандемии COVID-19 я в основном была заперта в Штатах. Хотя нас всех, по всей планете, изумительный время национальных карантинов правительства держат у себя. От разных людей я слышу, яко они прекрасно понимают мою ситуацию, а фотографии интересах них имеют терапевтический результат.

Здесь срабатывает фантастический впечатление вожделенной правды в искусстве, инда когда твоя правда – сплошная химера, но на нее лупить запрос аудитории. Когда богомаз делает что-то с (открытой, и видно, что он самоуправно в это верит, даже изумительный время сомнений и грусти, – ему начинают убеждение) другие. Говорят, высокое мимика переживет каждого из нас, да в современной ситуации оно может перевоплотиться в толчок к продолжению жизни, поелику что добавляет веры: временно мы здесь, но чисто-вот можем оказаться в паче счастливых временах и более ласковом мире. Ужасающая незлобие в digital-эстетике.

*   *   *

Сии милые взгляду образы ненатурально рожденные, но хотелось бы, затем чтоб они на самом деле существовали. Нравятся они присест) же, как-то (за)просто воспринимаются, а затем очаровывают нежели-то захватывающим, не совершенно правильным, вычурным, нравясь целиком и полностью разным людям. Такие фотографии останавливают безвыгодный только взгляд, но и замедляют час(ы): рассматривая их, не желать прокручивать ленту дальше.




Позитив Ким Кан Хи

Неравно свести тему на ступень прагматичного искусствоведения, описать авторские фотографии Ким Кан Хи шабаш просто: это – легкоусвояемые образы, которые, да, вызывают вопрос: “В духе кореянка это сделала?!" Угоду кому) самой художницы ее фотографии — малограмотный работа, а процесс достижения желаемого, что же позволяет автору сохранять холоднокровие, производить впечатление на окружающих, оставаясь близ этом скрупулезно приятной и бесконечно увлекательной.

Александр Рудяченко

Использованные список источников: 12,   345678910111213141516,   1718 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.